Laviko Weid
Вишня. Автор–обломщик. Извращенец.
Глава 1
Маски


Восторгов ради: из сказки в другую сказку,
Расставшись с ветрами, что нас сюда занесли.
И я, и ты… мы надели чужие маски,
Чтоб спрятать сияние наших невинных лиц.
Julber


Усталость, мешающаяся с чувством горечи, голубое небо над головой. Оно казалось неестественным, словно кто-то разлил по небосводу банку с детской гуашью. Ни одного облака. Только раскаленный воздух, вызывающий желание укрыться в тени, легкий ветерок, не приносящий облегчения, и шелест листвы дерева, растущего рядом с лавочкой, на которой устроился Икуто. Он сидел с отсутствующим взглядом, запрокинув голову к небу и вытянув пульсирующую болью правую ногу перед собой. Случайный прохожий мог бы принять его за пьяного. Рядом лежала скрипка, и парень механически барабанил по футляру пальцами.
Утао. Он не знал, почему именно сейчас вспомнил о сестре, почему все тревоги вылезли наружу именно здесь, в заполненном солнечным светом парке, после отвратительной драки, в которой Тсукиёми не одержал верх лишь потому, что подвернул ногу (какая нелепость!).
Они забрали Йору, а он думал об Утао. Не было сил даже пошевелиться. От невозможности преодолеть этот удушающий кокон из мыслей и чувств практически тошнило. Слишком тяжело, слишком много для него одного. А перед глазами снова и снова — заплаканное лицо сестры, в ушах — ее звенящий обидой голос, и губы обжигает воспоминание о совсем не сестринском поцелуе.
Он иногда думал: неужели Утао не понимает, что настойчивые попытки перевести отношения из родственных в романтические, только отдаляют их друг от друга, причиняют боль, заставляют его быть еще более холодным и замкнутым. С другой стороны, она, ослепленная своим обожанием, и не задумывается о том, какие чувства испытывает брат от этих домогательств. Икуто почти перестал улыбаться после того как отец покинул их. Она привыкла к его холодности и считает это нормой.
Он задумчиво коснулся губ пальцами, закрывая глаза.
Утао бегала за ним все детство, отпугивала девчонок, которые казались ей потенциально опасными, и, перейдя в старшую школу, парень вздохнул чуть свободнее. Потому что устал. Да, Икуто любил свою сестру, но не так как ей бы того хотелось. Он надеялся, что однажды она найдет себе другой объект любви, и все войдет в норму. Но время шло, а Утао по-прежнему сходила с ума, и Икуто принял единственно правильное решение — отдалился от девушки. Когда «Пасха» начала раскручивать сестру как певицу — постоянные фотосессии и концерты отнимали у нее максимум времени — избегать встреч стало намного легче. Если Утао звонила ему на сотовый, ответом обычно были продолжительные гудки; когда уговаривала встретиться — просьбы разбивались о молчание, а теплые объятия встречали окаменевшие от напряжения плечи и безразличный взгляд. Это причиняло ей боль, но он был непреклонен.
Порой казалось, что все это совершенно безнадежно и его охватывало отчаяние, а от безысходной ярости перехватывало горло. Тогда он играл. И скрипка надрывно плакала в руках Икуто вместо него, ведь мужчины не плачут.
«От кровных связей одни неприятности», — подумал он, с трудом меняя положение тела. Ноги затекли от неподвижного сидения, их уже начало неприятно покалывать.
Иногда ему хотелось поговорить с сестрой, объяснить ей, что так дальше нельзя, рассказать о своих чувствах, но он никогда не умел подбирать нужные слова, боялся сказать что-то не так и еще больше усугубить ситуацию.
Икуто вздохнул, посмотрев на проходящих мимо людей. Он безошибочно угадывал тех, кто давно лишился своего яйца сердца, и в глубине души немного презирал каждого из них. Они сами отказались от мечты для своего собственного комфорта, сами оставили то, что имело наибольшую ценность, предпочли плыть по течению — эти люди не заслуживали жалости.
Равнодушно переводя взгляд полуночно-синих глаз с одного прохожего на другого, Икуто заметил того, кого меньше всего хотел бы сейчас видеть. По дорожке шел изящный светловолосый мальчик, похожий на принца из детской сказки. Его лицо лучилось неподдельной радостью, потому что он держал за руку худенькую девочку с розовыми волосами. Возле обоих парили характеры-хранители. Рядом с девочкой — три.
Икуто тихо чертыхнулся, понимая, что сейчас он не в том состоянии, чтобы незаметно скрыться. Он сощурился, делая вид, что спит, и понадеялся, что Аму и Тадасе — а это были именно они — пройдут мимо. Надеялся, как оказалось, зря.
читать дальше

@темы: фанфики